Почему в Швеции и Беларуси люди массово не умирают от коронавируса?

Почему в Швеции и Беларуси люди массово не умирают от коронавируса?

Совсем недавно мы жили обычной жизнью и, ничего не подозревая, строили планы на будущее. Однако наш привычный распорядок внезапно изменили чрезвычайные меры, принятые в связи с объявленной ВОЗ пандемией коронавируса. Но с самого начала ситуация выглядела неоднозначно, и далеко не все ученые согласились с тем, что принятые большинством государств строгие ограничения являются обоснованными.

Чем дальше развивается ситуация, тем сильнее и убедительнее выглядят аргументы тех, кто не согласен с официальной позицией ВОЗ и правительств. Тем более что такие страны, как Швеция и Беларусь, отказались вводить чрезвычайные меры, их экономика работает в привычном режиме, а карантин заключается в ограничении массовых мероприятий количеством участников до 50 человек.

При этом как в Швеции, так и в Беларуси заболеваемость и смертность населения не выглядят драматичнее, чем в других странах, которые принесли свои экономики в жертву пандемии. Там нет паники, нет массовых смертей от коронавируса, все работает, и, вероятнее всего, именно они останутся в выигрыше после того, как закончится пандемия.

Сегодня ряд ученых подвергают реальность угрозы

Сегодня ряд ученых подвергают реальность угрозы коронавируса сомнению и утверждают, что жесткие ограничения, убийственным образом действующие на экономику, – это совершенно неадекватный ответ на события, связанные с распространением респираторной инфекции, вызываемой COVID-19.

Например, доктор Сухарит Бхакди (Sucharit Bhakdi), специалист в сфере микробиологии, считает, что правительственные меры по борьбе с COVID-19 гротескны, абсурдны и очень опасны. Последствия для здравоохранения весьма значительны: сократилось обслуживание плановых пациентов, отменены операции, приемные опустели, больничный персонал отправлен на карантин.

Доктор Джон Иоаннидис (Dr John Ioannidis), профессор медицины Стэнфордского университета, прокомментировал ситуацию так: «Пациенты, протестированные на SARS-CoV-2, это преимущественно люди с выраженными симптомами, многие из них впоследствии имели плохой исход заболевания. Поскольку возможности систем здравоохранения в тестировании ограничены, то искажение выборки будет еще больше.

Единственная ситуация, где была полностью протестирована замкнутая популяция, – это круизный лайнер Diamond Princess. Уровень смертности там составил 1 %, но пассажирами лайнера были преимущественно пожилые люди, у которых смертность от COVID-19 намного выше, чем в целом в популяции. Некоторые простудные коронавирусы, известные десятилетиями, могут давать смертность 8 % при заражении пациентов домов престарелых».

Франк Ульрих Монтгомери (Frank Ulrich Montgomery), немецкий радиолог, считает, что строгие меры, принятые в Италии, не дали ожидаемого результата: «Италия все закрыла, но эффект противоположный. Быстро была достигнута предельная нагрузка на больницы, а распространение вируса не замедлилось», – отметил он.

Доктор Дэвид Катц (David Katz), американский врач, директор Центра профилактических исследований Йельского университета, выразил глубокую обеспокоенность тем, что социальные и экономические последствия почти полной приостановки нормальной жизни будут долгосрочными и катастрофическими, возможно, более серьезными, чем непосредственные потери от самого вируса. Фондовый рынок со временем восстановится, но многие бизнесы – нет. Безработица и обнищание будут бичами для здравоохранения.

Со своей стороны напомним, что драконовские меры, принятые в связи с коронавирусом, не применялись во время пандемии гриппа в 2009 г., хотя грипп опасен не только для пожилых, но и для молодых людей и детей. Респираторные вирусы будут циркулировать всегда, но ограничения, связанные с очередным коронавирусом, не могут действовать бесконечно долго. Нельзя навсегда закрыть весь мир.
Известно, что COVID-19 в большинстве случаев протекает бессимптомно. В официальную статистику попадают люди с позитивной симптоматикой, но не все, а только те, которые переносят инфекцию в тяжелой форме, или люди без симптомов, которые имели контакт с инфицированным, или при пересечении границы.

То есть множество людей, потенциально являющихся носителем или переносящих вирус в легкой форме, в статистику не попадают. Это означает, что статистическая выборка не отражает реальной ситуации, а значит, принятые правительствами меры основаны на сомнительной статистике.

Подавляющее большинство умерших (более 90 %) – люди пожилого возраста, с сопутствующими хроническими заболеваниями. Но этот контингент пациентов всегда подвержен более высокому риску развития тяжелых последствий вследствие заражения респираторными вирусами. При этом никогда в мире не вводились такие беспрецедентные меры в связи с пандемией респираторного вируса.
Раньше мир уже сталкивался со вспышками заболеваний, вызванных коронавирусами. Так, в 2002–2003 гг. возникла эпидемия SARS сначала в провинции Гуандун на юге Китая, и в конце концов она коснулась 8 тыс. человек во всем мире. Уровень смертности колебался от 1 % у пациентов в возрасте до 24 лет до 50 % у пациентов старше 60 лет.

Ближневосточный респираторный синдром (MERS), вызванный коронавирусом, впервые был обнаружен в июне 2012 г. Примерно 35 % больных с диагностированным MERS умерли. Случаи заболевания отмечали в 27 странах, но наиболее пораженными оказались Саудовская Аравия (80 %), Объединенные Арабские Эмираты и Республика Корея (13 %).

Оба эти случая отличаются от текущей ситуации тем, что они не были разрекламированы таким же образом, как нынешний COVID-19. Большинство людей даже не знают об этих вспышках.

Естественно, никто не выступает против карантина, но речь идет о том, что предпринимаемые меры должны соответствовать вызову. Можно надеть маски на здоровых людей, хотя это и противоречит концепции ВОЗ о том, что маски следует надевать только пациентам с клиническими проявлениями респираторного заболевания и врачам. Можно закрыть школы на карантин. Можно ограничить собрания пожилых людей, которые составляют основную группу риска.

Но не нужно доводить ситуацию до абсурда. Закрытие большей части больниц на карантин и возложение всей нагрузки на отдельные учреждения здравоохранения выглядит абсурдно в период объявленной пандемии. Коллапс экономики, вызванный неадекватными мерами реагирования на пандемию, принесет больше вреда, чем сама пандемия.

Наше сообщение адресовано в первую очередь врачам, профессионалам со специальным образованием с целью помочь им понять реальную суть патологического процесса, возникающего при проникновении респираторного вируса в организм человека. COVID-19 – это не сибирская язва, не бубонная чума. Это респираторный вирус, который намного менее заразен, чем корь.
Мы просим вас, уважаемые коллеги, распространить это сообщение для того, чтобы успокоить людей и прекратить всеобщую панику. Пора возвращаться к нормальной жизни.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Подпишись на новости медицины Польши